Одеса

как врачи и волонтеры помогают бойцам

«Одесская жизнь» в преддверии Дня защитников и защитниц Украины пообщалась в Одесском военном госпитале с Алексеем, одним из украинских воинов, и волонтером Андреем Танцюрой, который с начала конфликта на Донбассе делает все возможное, чтобы помочь пострадавшим солдатам.

Вклад одесских волонтеров

С начала боевых действий, в 2014-2015 годах, в Одессу самолетами отправляли ребят — целыми подразделениями. Сейчас раненых стало меньше. В этом году в августе-сентябре в госпиталь доставили около 100 пострадавших.

одесса госпиталь военные волонтеры

Как рассказал Андрей Танцюра, первую медицинскую помощь бойцы получают на передовой, в мобильных госпиталях, затем их переправляют в Днепр или Харьков, а оттуда, когда уже стабилизируют состояние, — на дальнейшее лечение в Киев, Львов или Одессу:

— Боевые травмы подразумевают длительный процесс лечения и зачастую не одну операцию. После первой операции ребят отправляют домой на пару недель, потом они возвращаются на следующую операцию. Бывает, что лечение растягивается на год и более. У нас есть один парень, который уже четыре года лечится.

одесса госпиталь военные волонтеры

Сейчас обеспечение госпиталя стало намного лучше, чем в 2014 году. Лекарства приобретают по результатам тендеров сразу на год. Однако «неходовые» медикаменты в список закупок не попадают.

— Есть лекарства, которые могут понадобиться только одному-двум пациентам. И неизвестно, понадобятся ли они вообще, поэтому их и не закупают, — объясняет волонтер. — Когда нужно эксклюзивное лекарство, мы его приобретаем. Иногда приходится покупать российские препараты, так как они дешевле других импортных аналогов. Если возникает выбор, например, между вакциной за один доллар или за 10 долларов, то мы, конечно, купим за один доллар, ведь количество денег очень ограничено.

Волонтеры помогают лечить не только тело

Помимо медикаментов, иногда волонтеры решают вопросы с медоборудованием, расходными материалами и бытовой техникой. Так, недавно в Одесском госпитале на средства от пожертвований установили кондиционеры. Теперь бойцы смогут проходить реабилитацию в более комфортных условиях.

Андрей Танцюра

Андрей Танцюра

А еще волонтеры становятся психологами для защитников.

— В начале войны приходили психологи со стороны. А сейчас мы уже сами стали психологами. В нашей волонтерской комнате ребята собираются, разговаривают, пьют чай, выговариваются, — рассказывает Танцюра.

Чаще всего желающие помочь раненым военным переводят деньги на карту. Но есть и те, кто хочет поучаствовать лично в восстановлении пациентов.

— Есть небольшая часть людей, — говорит волонтер, — которые интересуются непосредственно здоровьем ребят. Мы списываемся, созваниваемся. Кто-то хочет передать что-то конкретно бойцу. Но людям в основном психологически тяжело заходить в больницу и видеть воинов без рук, без ног, с тяжелыми ранениями. Мы уже привыкшие к этому ужасу. Главное, что они знают и помнят: есть ребята, благодаря которым им на голову бомбы не падают.

«Вышвырнуть врага из своей страны»

Один из пациентов госпиталя — Алексей, лейтенант одного из батальонов морской пехоты (позывной Скэля). В части у него диагностировали язву, после чего отправили в стационар.

Алексей позывной Скэля

— Если бы у меня обнаружили язву в секторе, то я бы не бросил своих, сидел бы там до конца. А тут меня «схватили» медики и отправили в госпиталь. После того как вернусь, надеюсь, меня отправят в скором времени в сектор, — рассказывает офицер.

Алексей родом из Мариуполя. До 2014 года он занимался небольшим бизнесом, перегонял машины. Но война кардинально изменила его жизнь.

— Когда ко мне в дом пришли и начали рассказывать, что Мариуполь — русская земля, меня охватили злость и жажда мести. «Партия регионов» вместе с правоохранительными органами перешла на ту строну. В Мариуполе стоял захваченный горисполком, а менты буквально его охраняли, чтоб не разогнали эту шоблу. Если ты их начинал гонять, менты говорили, что ты нарушаешь правопорядок, — вспоминает Алексей.

После этих событий Алексей решил присоединиться к добровольческому батальону «Днепр-1». А когда добробаты в 2016 году ликвидировали, он пошел на службу в Вооруженные силы Украины.

— Я хочу вышвырнуть врага из своей страны, надо гнать его отсюда. Потом хочу зайти в Донецк и очистить его от коллаборантов — тех, кто, когда захватывали города, перекрывал дороги для наших танков, кто в наших пленных бросал камни. Все они создали для Путина картинку. Коллаборанты должны понести законное наказание. Я не говорю, что их нужно ликвидировать, но нужно создать условия, чтобы они покинули страну либо демократическим образом были понижены в правах. Их нужно лишить гражданства, — считает Алексей.

Ранее мы рассказывали о том, как в Одессе связаться с волонтерами.

О бумажной армии, воинах и военнослужащих

Алексей признает, что украинская армия сейчас далека от совершенства, хотя по сравнению с 2014 годом ситуация стала лучше. Однако одной из самых серьезных проблем остается бюрократия.

Алексей позывной Скэля— Сейчас это бумажная армия, которая все ломает, отбивает остатки патриотизма и желание воевать. Когда к нам приезжают проверяющие, их интересует, почему нет ставницы для оружия. А какая может быть ставница, когда все ходят с оружием? — возмущается лейтенант. — Их интересует, почему, видите ли, у нас за 800 метров от линии фронта патрон в патроннике. До 2016 года майоры, полковники, генералы сидели тихо, спокойно в тылу на пенсии. А теперь, когда у нас вялотекущий конфликт, они массово начинают учить, как надо любить Родину, как служить. Как показывает практика, между воином и военнослужащим такая же разница, как между гонораром и гонореей. То есть ты можешь быть шикарным воином, но тебя армия просто перемелет, потому что ты плохой военнослужащий.

Что нужно менять в украинской армии?

По мнению Алексея, Вооруженные силы Украины нуждаются в реформе и лучшем финансировании, но не все вопросы можно решить деньгами.

— 80 процентов армии — это заробитчане. Да, воевать они идут. Возможно, мотивированных мы уже столько не наберем, но хотя бы создать армию профессионалов-наемников мы можем. Наемник отличается от заробитчанина тем, что он повышает свою квалификацию, постоянно растет, но он хочет получать за это деньги. Это нормально. Такой солдат стоит достаточно дорого. А заробитчанина не интересует, что он умеет, он хочет получить свою зарплату, премию и вернуться в семью, — говорит боец. — Мы создали контрактную армию, но не профессиональную. Одними высокими зарплатами не решить вопрос. Заробитчанину можно сделать зарплату хоть 10 тысяч долларов, но от этого его боевая ценность не повысится. В этом году на «Си бризе» я посмотрел, как работают американцы, — шикарно. Это хорошо отлаженная система. У них военнослужащие — действительно профессионалы. Они знают свое дело. Нужно брать американскую армию за образец и учиться у них.

Как помочь защитникам в Одесском военном госпитале?

одесса госпиталь военные волонтеры

Помочь пострадавшим защитникам в Одесском военном госпитале можно, перечислив деньги на карту:

  • Приватбанк — 5168 7551 1265 2942, Танцюра А.В.
  • Монобанк — 4441 1144 4848 1885, Танцюра А.В.
  • Для перечислений из-за рубежа: Western Union or Money Gram, Paysend, Ria; , Тantsiura Andrii, Odessa, Ukraine, 6500

Также по вопросам помощи можно связаться с Андреем Танцюрой на его странице в Фейсбуке.


Ранее мы рассказывали об истории украинского войска: от казаков до воинов ООС (АТО).

Читайте нас в Viber! На канале «Коммуналка» рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях.




Джерело…

Схожі новини

Back to top button
WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com